OFLAG-53… И только небо над головой…

Мемориальная доска по графике Стасиса Красаускаса из цикла «Вечно живые», установленная в память о жертвах фашизма, чья жизнь оборвалась на территории офицерского лагеря «OFLAGER-53»

В 1,5 км от г. Пагегяй (Литва) в годы Великой Отечественной войны действовал «OFLAGER-53» – офицерский лагерь для военнопленных, филиал одного из крупнейших концентрационных лагерей фашистской Германии Бухенвальда, место уничтожения советских солдат и офицеров.

Схема лагеря

План концлагеря. Указаны помещения, в которых находилась охрана.

«OFLAGER-53» был открыт фашистами в июле 1941 г. и действовал до января 1944 г. За время существования через него прошло около 30000 военнопленных офицеров и рядовых Красной Армии. Первые военнопленные были привезены в «OFLAGER-53» в июле 1941 г. Их было около 2000 человек. Но уже к декабрю того же года их число выросло до 11000.

Территория лагеря составляла 36 га и образовывала на лесной вырубке квадрат, обнесенный оградой из нескольких рядов колючей проволоки. По углам ограды возвышались деревянные вышки, где дежурили фашисты, вооруженные автоматами и пулеметами. Лагерь постоянно находился под их наблюдением. Внутри территория была разбита на 4 загона-блока, разделенных проволочным ограждением, между зонами были коридоры, по которым ходили часовые. Офицеры и рядовые содержались в отдельных блоках, зимой и летом под открытым небом – в лагере не было никаких строений. Чтобы как-то укрыться от непогоды и холода, люди руками рыли в песке норы и ямы. Вне зон был устроен карцер для провинившихся – небольшой участок, отгороженный колючей проволокой. Были также лазарет, кухня и пекарня.

Мемориальные плиты. На них указано, что в лагере погибло более 10000 человек. Однако исходя из выводов судебно-медицинской экспертной комиссии, здесь погибло более 20000 человек. И это только вскрытые могильники… А ведь по всей территории лагеря – кости…

Военнопленные умирали от голода и побоев, от ран и инфекционных болезней, их пытали и предавали мученической смерти. Только к марту 1942 г. в двух километрах от лагеря фашисты расстреляли более 2000 военнопленных.

В лагере была построена баня – дощатый барак с цементным полом. Зимой раздетых догола военнопленных сгоняли в баню и заставляли мыться холодной водой. В результате, многие после такой бани замерзали в холодных землянках. Ежедневно погибало 40-45 человек.

Чтобы ускорить ликвидацию лагеря, гитлеровцы умышленно заражали пленных инфекционными болезнями. По некоторым свидетельствам, еще в ноябре 1941 г. сюда были доставлены препараты с бациллами сыпного тифа и дизентерии. Заболеваемость резко возросла. Смертность достигла 150-200 человек в сутки. Мертвых не успевали хоронить, они лежали вместе с живыми.

Отступая под натиском Советской Армии, гитлеровцы пытались уничтожить следы своих преступлений. Зимой 1944 г. они привезли в лагерь группу военнопленных и заставили раскопать несколько захоронений с убитыми, облить останки смолой и сжечь. Затем всю группу погрузили на старую баржу и затопили в Куршском заливе.

Обелиск на месте гибели ярославского инженера старшего лейтенанта Жесткова А.И.

Часть военнопленных «OFLAGER-53» фашисты спешно вывезли в концлагеря центральной Германии, а часть уничтожили – расстреляли, забили, закололи штыками. Трупы сожгли, пепел ссыпали в речку Вилькес…

После войны на территории лагеря был найден камень, на котором неизвестно, каким способом, сделана надпись: «Гитлер капут – 1944 г.». Еще одно свидетельство того, что в нечеловеческих условиях наши советские люди сохранили мужество и стойкость, человеческое достоинство и верность Родине.

Расстрельное место. После освобождения лагеря местные жители тайком от властей (вспомните указ Сталина о военнопленных) из цемента отлили оградку. Так как работы велись ночами, она кривовата, но важно не это. Важна память…

После освобождения г. Пагегяй 21 октября 1944 г. войсками 1-го Прибалтийского флота на территории концлагеря работала судебно-медицинская экспертная комиссия, которая составила акт обследования этого лагеря от 17 декабря 1944 г. Основываясь на вскрытых захоронениях, комиссия установила, что за время действия «OFLAGER-53» было уничтожено около 20000 человек. Эксперты установили, что большинству погибших было 20-25 лет.

 

Из статьи А.Грейчуса “Помнить, чтобы жить в мире”

Бирка узника

Филиал Бухенвальда в Пагегяй – это не длинная череда бараков. Здесь военнопленные содержались за колючей проволокой под открытым небом, на голой земле. Они руками выкапывали землянки, чтобы хоть как-то укрыться от непогоды и согреться. Песчаная почва, обрушиваясь на обессиленных людей, часто заживо хоронила узников.

Остатки комендатуры. Фото Л.Рубе.

Питались мхом, травой – она не успевала вырастать, насекомыми. Кора деревьев на высоту человеческого роста была съедена. Люди в лагере гибли от фашистских пуль, голода, болезней, пыток. Душераздирающие крики подвергающихся пыткам были слышны местным жителям. Именно они не позволили спрятать следы зверств фашизма, уничтожить горы трупов, встали на защиту памяти.

В этом месте хотели провести железнодорожную ветку, но техника постоянно натыкалась на человеческие останки. Потому и не покидало ощущение, что ходишь по кладбищу, где нет четких могил, а значит, по костям. Кладбище площадью в 36 гектар…
 

Из статьи А.Грейчуса “Они сложили головы за нашу мирную жизнь”

…концлагерь ОФЛАГ-53 в Пагегяй, где фашисты уничтожили около 35 тысяч советских солдат и офицеров. С 1941 по 1944 год под открытым небом здесь томились военнопленные. Несмотря на попытки фашистов скрыть следы кровавых преступлений, им это не удалось – на территории бывшего лагеря сохранились остатки комендатуры, выкопанный руками узников в песчаной почве колодец, траншеи, куда гитлеровцы скидывали расстрелянных и умерших от истощения и болезней. Эти немые свидетельства запечатлены на фотографиях жительницы Пагегяй Людмилы Рубе, которая много лет собирает историю о лагере.

Оказывается, бугры на территории лагеря длиной до 120 метров – это братские могилы. Одна такая могила – это 7 тысяч останков, а таких захоронений три…
 
Мы часто говорим, что узники голодали, мерзли, но забываем, что среди них было немало раненых. По воспоминаниям своего отца, капитана-пограничника 105-ого Кретингского погранотряда Павла Андреевича Зобова, который попал сюда в начале войны, В.П. Зобова рассказала, как оказывалась медицинская помощь.
 
«Вместе с отцом в ОФЛАГ-53 попал его сослуживец капитан Иван Высоцкий с ранением в шею. Из раны приходилось постоянно извлекать копошащихся личинок.
Несмотря на то, что среди военнопленных были и медики, никакой медицинской помощи не было – их медицинские сумки отбирались при попадании в плен. Раскаленными на огне ножами, по-живому раненым извлекали пули, мелкие осколки, из загноившихся ран вытаскивали личинок.
Кроме того, отец рассказывал, что за время его пребывания в лагере за территорию часто уводились группы пленных, откуда потом доносились автоматные очереди…»

 

Из статьи Георгия Игнатова, директора музея истории города Советска

Что ждало советских воинов в фашистском плену, мы можем узнать по рассказам узника Офлаг-53 Николая Петровича Колобкова, проживающего ныне в городе Калинине.

Он рассказывает, что их взяли в плен и везли в закрытых товарных вагонах 5-6 суток, где люди могли лишь стоять. В пути не давали ни есть, ни пить. Немецкая охрана врывалась в вагон, пленных били по головам, во многих случаях даже убивали. Высадили их около города Погеген. Всех построили в шеренгу и погнали в лес. Когда проходили у болота, многие бросались пить, их расстреливали на месте.

В лагере всех обыскивали и отбирали все металлические предметы: ножи, пряжки, бритвы, звездочки, ремни. Отбирали также одежду, хромовые и кирзовые сапоги, шерстяные брюки, кителя, ордена, медали, фуражки. На ноги выдавали деревянные колодки. Зимой, как и летом, пленные оставались под открытым небом, было разрешено рыть землянки глубиной до 2-х метров, но никакого инструмента пленным не давали. Землянки покрывали хворостом. Спали на песке, на головы сыпался песок. В одной землянке размещалось от 100 до 200 человек. Блохи и вши заедали людей. Никакого топлива люди не получали. В этом лагере, как и в других, военно-пленных морили голодом.

Лишь занятые на самых тяжелых работах получали в день по 200 грамм хлеба из свекольной муки и опилок. На обед давали баланду из гнилой неочищенной картошки. Иногда в суп добавляли мясо убитых в боях лошадей и дохлых собак. Такая пища вызывала массовое заболевание дизентерией и брюшным тифом. Этому способствовало и употребление грязной воды, которую пленные добывали голыми руками из мокрой почвы, так как пригодной для питья воды не получали.

В связи с массовыми заболеваниями в лагере был построен дощатый барак с цементным полом, именуемый баней. Зимой при 18-19-градусном морозе военнопленных, раздетых догола, по 50-60 человек сгоняли в баню и заставляли мыться холодной водой. Многие после такой бани замерзали в холодных землянках. Ежедневно погибало от голода, холода и болезней 40-45 человек в сутки.

Во время непосильной работы охрана издевалась над больными, измученными пленными. Как свидетельствует бывший заключенный этого лагеря Гариил Брус, однажды он вез бревно, 20-летний пленный солдат упал и попросил отвести его в санитарную часть… Вот тебе санчасть!, – крикнул охранник, выстрелил из пистолета и убил его. Это повторялось ежедневно. Сам свидетель едва избежал смерти. Когда охраннику показалось, что Г. Брус слишком медленно несет бревно, не сказав ни слова, он ударил его ножом по голове. Собрав остатки сил, обливаясь кровью, Брус сумел выстоять. Ослабевших и падавших охрана немедленно расстреливала.

Охрана лагеря состояла из отборных головорезов 20-22-летних членов фашистской организации Гитлерюгенд, истязавших и убивавших людей при каждом удобном случае и без всякого к тому повода. Лишь ради своего удовольствия свирепствовал эсесовец по кличке Франц. Этот изверг никогда не выпускал из рук кинжала. Достаточно было подозрительного или сердитого взгляда – Франц тут же набрасывался на пленного и убивал свою жертву. Под угрозой смертной казни гитлеровцы запретили пленным из разных отсеков общаться друг с другом, жечь ночью костры. За малейшее нарушение их расстреливали.

Однажды пленные 1-го отделения на завтрак не получили хлеба. Когда они пытались выяснить причину, комендант лагеря вызвал солдат и приказал стрелять. Семь человек было тогда убито, 17 ранено, 40 человек гитлеровцы отправили в карцер, а затем часть из них расстреляли в лесу, в 2-х км от лагеря. В этом лесу расстрелы производились часто. Выявив с помощью предателей коммунистов, комсомольцев, пленных еврейского происхождения, гитлеровцы расстреливали их группами по 15-20 человек. Всего здесь было расстреляно около 2000 советских военнопленных. Желая быстро ликвидировать лагерь, гитлеровцы умышленно заразили пленных инфекционными болезнями.

Свидетель Дронголис рассказал, что еще в ноябре 1941 г. комендант получил препараты с бациллами сыпного тифа и дизентерии, которыми заражали пленных с пищей. Заболеваемость резко возросла. Смертность достигла 150-200 человек в сутки. Мертвых не успевали хоронить, они лежали вместе с живыми, заражая их.

Несмотря на столь тяжелые условия жизни, советские воины сохранили силу духа, верность Родине, способность к сопротивлению. Об этом свидетельствует камень, найденный на территории лагеря уже после войны. На нем ослабевшими руками узников лагеря, неизвестно каким способом сделана надпись: Гитлер капут – 1944 г.. Мы не можем назвать их имен, но это наши советские люди, сохранившие в нечеловеческих условиях жизни мужество и стойкость, человеческое достоинство и верность Родине.

В декабре 1941 года в лагерь привезли моряков, взятых в плен в бою на острове Саарема. Моряки держались очень дружно. В один из дней они собрались на возвышенности и что-то громко кричали. Немцы начали стрелять с вышек, а через некоторое время заключенных согнали в землянки и выпустили только тогда, когда блок краснофлотцев оказался пустым. В лагере ходили слухи, что около 100 моряков были расстреляны, а остальных куда-то увезли.

Предлагаем посмотреть видео, заснятое нашей молодежью во время одной из поездок в Пагегяй на место концлагеря. К сожалению, качество записи невысокое, но… ОФЛАГ-53

Закладка Постоянная ссылка.

3 комментария: OFLAG-53… И только небо над головой…

  1. anfijan пишет:

    Невозможно спокойно читать! Фашизм с открытым лицом,-вот такие недочеловеки хотели владеть всем миром. И как оценивать наших прихвостней, которые даже превосходили их зверством уничтожая своих соотечественников, вступивших в бой с коричневой чумой. Тому одно из свидетельств,- захоронение жертв фашизма на православном кладбище у поселка Ужусаляй Ионавского р-на. Там лежат жертвы зверски замученные так называемыми белоповязачниками, в том числе и мой 17-летний двоюродный брат. Наша задача,- не допустить повторения страшного прошлого, преградить путь к возрождению фашизма , к сожалению таковы попытки уже есть.

  2. Лидия пишет:

    Без слёз ваш материал читать никак не получается. Невозможно представить тот ужас, через который проходили узники. Мне вдвойне тяжело, потому что одним из узников этого лагеря, был мой дедушка, Кондратьев Никифор Сергеевич, который по данным ЦАМО находился в лагере с декабря 1941 по февраль 1943 года. Захоронен в Хейдекруге. У меня к вам большая просьба, если вдруг что-нибудь узнаете о дедушке, сообщите пожалуйста. Огромное Вам спасибо.

    • admin пишет:

      Здравствуйте, Лидия! В ближайшее время свяжемся с Вами. Ваш дедушка находился в ОФЛАГе-53, но скончался он в лазарете другого лагеря, шталага 1Б в г. Хохенштайн (ныне это польский город Ольштынек). Если бы он погиб в ОФЛАГ-53, место захоронения не было бы известно. И это точно не Хайдекруг (ныне литовский город Шилуте). Из ОФЛАГа-53 скончавшихся не увозили, хоронили по месту.