Филиал Бухенвальда

Совсем рядом с маленьким уютным городком Пагегяй есть место, прогуливаясь по которому охватывает ощущение, что ходишь по кладбищу. Это место – ОФЛАГ-53, лагерь для советских военнопленных. Одни его определяют как пересыльный лагерь, другие называют филиалом Бухенвальда.

Нет, там не было крематориев, не было газовых печей. Не было ничего, кроме колючей проволоки, построек для охраны, деревьев и песка. С июля 1941 года по осень 1944 года здесь, под открытым небом, обитали советские офицеры и солдаты. Как – об этом расскажет в своих записях один из бывших военнопленных, побывавший в этом лагере.

…Июль 1941-ого. В лагере нет ни бараков, ни лазарета, ни медпункта. Тысячи пленных круглосуточно находятся под открытым небом. Под солнцем и звёздами. Под нестерпимым зноем и проливным дождём. Под нацеленными с вышек дулами автоматов и пулеметов.

Люди пытаются как-то приспособиться: голыми руками роют в песчаной земле ямы-норы; из сучьев строят подобие шалашей; кооперируются, чтобы под одной шинелью или плащ-палаткой скоротать ночь, укрыться от дождя…

… лагерь, занимавший площадь около 36 гектаров, пополнялся. С интервалом в 5-6 дней поступали тысячные партии военнопленных – командиров и рядовых Красной армии. Их лишали всего: еды, человеческого обращения, сострадания. Они становились бесправными существами, обречёнными на смерть – кто скорую, кто долгую и мучительную.

Наши военные медики, попавшие в плен, не могли оказать полноценную помощь раненым и больным. У них не было ни медикаментов, ни перевязочного материала – часть израсходована до пленения, оставшееся отобрали немцы. Запущенные, загноившиеся раны медики были вынуждены обрабатывать варварским способом – прокалённым на огне ножом удаляли засевшие пули, застрявшие мелкие осколки и раздробленные кости, копошившихся в ранах червей и личинок насекомых, прижигали нарывы и гнойники…

…Рацион предусматривался скуднейший: один раз в день, а то и в два дня выдавали 100-150 граммов эрзац-хлеба, черпак «супа» из ботвы картофеля, моркови, свёклы и других пищевых отходов! Варили это блюдо в котлах полевой кухни немецкие солдаты. Им помогали несколько пленных, назначаемых старшим по лагерю. Месиво «повар» наливал по черпаку в подставленные котелки, миски, какие-то банки. У кого отсутствовала посуда, получали «обед» в собственную фуражку, пилотку или противогазную сумку.

Охрана лагеря, наблюдая, как едят скотское месиво бойцы и командиры Красной армии, хохочет, потешается, отпускает мерзкие шуточки. Ради развлечения и потехи они нередко выбивали из рук какого-нибудь пленного миску с едой, содержимое выливалось, и взрослый человек подбирал остатки варева с земли, плакал от унижения. Плакал, потому что голоден, потому что у него нет ничего, кроме этого месива, потому что ему больше ничего не дадут…

… Только за полтора месяца существования ОФЛАГ-53 гитлеровцы уничтожили более 10 тысяч человек. В основном, комиссаров, политруков, коммунистов, евреев. Обречённых уводили в лесную ложбинку неподалеку от лагеря и расстреливали. Автоматные и одиночные выстрелы слышались на протяжении многих часов. Каждый из нас понимал, что в любой момент может оказаться в очередной партии военнопленных, отправляемых на уничтожение.

На больных и тяжелораненых немцы патронов не тратили – их закалывали штыками, забивали дубинками и сапёрными лопатками. Это называли проведением медицинской профилактики… Насмерть забили молоденького лейтенанта-пехотинца Володю Васильева, недавнего выпускника Саратовского военного училища за то, что не встал по команде мордатого охранника. Не мог он встать – болел и в бреду звал маму. Этот красивый мальчик не успел ещё пожить, а его забили до смерти…

Офицер Красной Армии, записавший воспоминания в своем дневнике, провел в лагере два летних месяца. Затем он был отправлен в Германию. Пожалуй, это и спасло его от неминуемой гибели.

Хочу обратить ваше внимание на строки о том, что люди копали землянки в песке. Получалось некое подобие жилища. Однако часто это жилье становилось могилой – в дождливую погоду мокрый песок обрушивался на людей, у которых не было сил выбраться. Поэтому сегодня, спустя более 70 лет, приезжая в ОФЛАГ-53, не покидает ощущение, что идешь по могилам. Ведь под ногами лежат те, кто навсегда остался здесь.

Спустя годы на территории ОФЛАГа-53 наросло немало деревьев. Однако от попыток расчистить территорию, упорядочить рост деревьев местные жители отказались – выкорчевывая деревья, вместе с пнями на свет появлялись человеческие кости. Если кому доведется поехать туда, обратите внимание – дерево может быть спилено, а пень остается. Всегда.

В советское время отношение к военнопленным было, мягко говоря, недоброе. Советский солдат, офицер в плен не сдается. Однако порой обстоятельства сильнее человека. Пленных было много, но по окончании Великой Отечественной реальные цифры занижались. Если верить двум памятным камням на территории ОФЛАГа-53, за время существования лагеря здесь погибло более 10000 военнопленных. Однако такую цифру называет бывший пленный, но не за три года, а за полтора месяца. Кроме того, в справке судебно-экспертной комиссии, работавшей на территории лагеря после освобождения Литвы от фашистов, указано, что найдены три траншеи с останками 7000 человек каждая. Простая математика – трижды семь двадцать один. А сколько останков все еще лежит в пагегяйской земле… По грубым подсчетам за время существования ОФЛАГа-53 здесь было уничтожено свыше 40 тысяч советских солдат и офицеров.

Известен и такой случай. Осенью 44-ого года, понимая, что конец близок и за преступления придется отвечать, фашисты привезли группу пленных, которые вскрыли одну из могил, облили останки смолой и подожгли. Группа пленных была погружена на баржу и затоплена в заливе. Так фашисты пытались скрыть следы своих преступлений.

В Советском Союзе была известна фамилия ученого Жесткова. Еще до начала Великой Отечественной с группой ученых он впервые открыл способ создания искусственного каучука. Ни одна страна мира не смогла раскрыть секрета искусственного каучука. В 1941 году старший лейтенант Жестков попал в ОФЛАГ-53. Можно только пытаться представить, что делали фашисты, чтобы получить от ученого его знания. Несмотря ни на что, советский офицер не выдал тайны, за что фашисты зимой 42-ого обливали его на морозе водой до тех пор, пока он не превратился в глыбу льда. Сегодня на месте экзекуции стоит небольшая стела.

Наверняка, многим на ум пришла фамилия генерала Карбышева, также заживо замороженного фашистами в 1944 году. Да, такой была советская армия, советские солдаты – от рядового до генерала. И сколько их, известных и безымянных…

Есть на территории лагеря еще одно место. Место, где проводились массовые расстрелы. Место, где по воспоминаниям местных жителей земля пахла кровью. Место, где после освобождения Литвы пагегяйцы – литовцы, рискуя собственными жизнями, установили как могли бетонное ограждение с цифрами 1941-1944. И это тоже говорит о многом.

К сожалению, воспоминаний об ОФЛАГе-53 осталось очень мало. Редкий пленный этого лагеря выжил. А отношение советской власти к собственным военнопленным оставляло желать лучшего, потому и эти редкие выжившие предпочитали молчать.

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *