Саласпилс

Саласпилс («Куртенгоф») — концентрационный лагерь, созданный во время Второй мировой войны на территории оккупированной нацистской Германией Латвии. Находился в 18 километрах от Риги рядом с городом Саласпилс с октября 1941 года до конца лета 1944 года.

Наиболее печальную известность этот лагерь получил из‑за содержания в нем малолетних узников, которых затем стали использовать для отбора крови для раненых немецких солдат, вследствие чего дети быстро погибали.
В районе поселка Саласпилс существовало несколько отдельных концлагерей. Помимо более известного лагеря для политических заключенных, неподалеку от него существовал также лагерь для военнопленных. Площадь этого лагеря была 18,82 га, военнопленные в нем жили под открытым небом, укрываясь в земляных норах, ели кору деревьев и доходили до людоедства.
У основного лагеря Саласпилс было также несколько филиалов. В связи с этим в литературе есть разночтения в оценке числа узников и погибших.

Изначально лагерь создавался для прибывающих в Латвию депортированных из Германии евреев — с целью селекции и последующего уничтожения. Они и начали в октябре 1941 года строить этот лагерь. Из привезенных в Латвию иностранных евреев в Саласпилс отправляли только трудоспособных. Многие из них погибли от голода и непосильного труда. Впоследствии в Саласпилс также помещали латвийских евреев.
Однако евреи составили в итоге меньшинство узников лагеря. По данным историка Валдиса Луманса, в дальнейшем в лагерь заключали советских военнопленных, латвийских и других участников антинацистского Сопротивления.

Летом 1942 года часть еврейских узников были возвращены из лагеря в рижское гетто. Из-за недоедания они выглядели как скелеты. Одним из вернувшихся в гетто был чешский еврей Карел Бесен, известный как «палач Саласпилса» — чтобы спасти свою жизнь, он убивал других узников, но так, чтобы они как можно меньше мучились.
В декабре 1942 года по поводу принадлежности лагеря состоялся спор между Главным административно-хозяйственным управлением СС (WVHA) и администрацией рейхскомиссариата Остланд по поводу контроля над лагерем. 1 декабря Главное управление имперской безопасности в Берлине запросило командующего полицией безопасности и СД в Риге Рудольфа Ланге, является ли Саласпилс концлагерем, и если да, то по какой причине он не передан в ведение WVHA. Ланге ответил, что лагерь Саласпилс не концентрационный, а воспитательно-трудовой, и поэтому находится под контролем полиции. Генрих Гиммлер счел такое объяснение неудовлетворительным и называл Саласпилс концлагерем, однако контроль над ним оставался в руках Ланге до прекращения немецкой оккупации.
В марте 1943 года в лагерь начали помещать крестьян, женщин и детей, вывезенных из сел Белоруссии, Псковской и Ленинградской областей во время карательных антипартизанских операций (так, в феврале-апреле 1943 года во время операции «Зимнее волшебство» лишь из Освейского района Витебской области были вывезены 14 175 жителей — взрослые на работу в Германию, дети — в Саласпилс.

В августе 1944 года оставшиеся в живых заключенные лагеря были вывезены в концлагерь Штуттгоф. Перед приходом советских войск почти все лагерные бараки были сож­жены.
Оставшиеся бараки были использованы для создания лагеря для немецких военнопленных, содержавшихся там вплоть до октября 1946 года.
В 1967 году на месте лагеря был создан Саласпилсский мемориальный комплекс.
В 2006 году на месте захоронения 146 немецких военнопленных был установлен березовый крест.

Из воспоминаний Нины Владимировны Гобрусенок, узницы концлагеря «Саласпилс»: «…Немцы в лагере разделяли нас по шеренгам. Первая — кто мог работать, следующая была из тех, кто похож на еврея (волосы кудрявые или нос с горбинкой). Их расстреливали на наших глазах, извергам, наверное, было приятно, что дети видели это. Из всех малюсеньких состояла третья шеренга… Охраны было очень много. Если ребеночек провинился, спускали собак, те разрывали его на куски, а немцы просто смотрели на это. Я настолько боялась немцев, что даже не могла посмотреть им в глаза — глаза вечно были опущены. Немцы иной раз шли и били рукой по подбородку, чтобы мы посмотрели на них… Когда много лет спустя приехала в Ригу, мы спросили у экскурсовода: «Каким чудом мы спаслись?» Нам рассказали, что в лагере создали подпольную группу. У немцев была душегубка — машина, в которой узников травили газом. Так вот, благодаря подпольной группе нас посадили в эту машину и вместо того чтобы включить газ, отвезли в костел, откуда жители Риги разбирали детей по домам…»

По данным Чрезвычайной республиканской комиссии в Саласспилском концентрационном лагере было расстреляно и повешено 53 700 человек. По другим данным, ради «нового европейского порядка» здесь уничтожено около 100 000 человеческих жизней. Точное количество установить не представляется возможным.
Выдержка из протокола допроса заместителя коменданта лагеря Бруно Тоне (11 февраля 1945): «В средних числах июля 1943 года я был назначен на должность командира роты 4‑го латышского батальона СС, в составе которого нес охрану концлагеря, находящегося в м. Саласпилс, в 20 км восточнее Риги, где содержались политические заключенные из числа латышей, евреи и другие арестованные немецкими карательными органами, и охрану лагеря рота несла до октября 1943 года, после чего была в числе других войск СС направлена на охрану границы Латвии с Советским Союзом, существовавшей до 1939 года, от проникновения подразделений советских партизан на территорию Латвии.
В концлагере, расположенном в Саласпилсе, в то время насчитывалось более 500 заключенных. Комендантом последнего являлся обершарфюрер Никке, по национальности немец. Режим для заключенных был установлен исключительно тяжелый и непосильный. Заключенные работали на тяжелых работах по двадцать часов в сутки. За малейшее нарушение распорядка заключенные администрацией избивались до потери сознания. Всех держали на голодном пайке и в антисанитарных условиях, в результате чего большое количество заключенных от заболевания тифом и истощения умирали».
Многочисленные свидетельства выживших в лагере узников показывают: в лесу, за пределами лагерных ворот, выкапывались большие ямы, которые заполнялись как телами погибших от болезней, голода и непосильной работы, так и теми, кого казнили в ходе карательных, показательных и просто садистских акции приверженцев нового европейского порядка и их приспешников, из числа местных коллаборационистов.
Из рассказа выжившего в лагере, еврея из Чехословакии Йозефа Гертнера, всех больных и измученных, не способных к работам выносили с территории через западные ворота и просто сваливали в выкопанные тут же ямы, часто засыпая еще живых телами или землей. Согласно его свидетельствам, такая участь постигла почти всех узников из «первого транспорта» чехословацких евреев, прибывшего в лагерь.

То, что комиссия по расследованию в 1944 году просто не смогла охватить весь объем масштабов казней и террора, свидетельствуют вот такие вот страшные находки, сделанные прямо в траве у периметра концлагеря Саласпилс. Повсеместно найденные на поверхности земли человеческие останки сопровождают хорошо сохранившиеся подошвы и фрагменты одежды с желтой «звездой Давида», что означает принадлежность останков жертв к узникам еврейских гетто первой волны, прибывших в так называемый «пересыльный лагерь» из Австрии, Германии, Чехословакии, Польши, Белоруссии, Латвии.
В лагере были организованы несколько мест кремации тел, где днем и ночью чадили костры, уничтожающие масштабы нацистских преступлении. В июне 1944 года расстрелы женщин, детей и немощных совершались прямо на неостывших кострищах, где вскоре тела жертв уничтожал огонь. Затем ямы аккуратно засыпались, заравнивались и трамбовались.
Из дела: «Свидетель Эльтерман показывает, что в августе 1944 года в Саласпилсский лагерь для мирных граждан пригнали военнопленных — инвалидов около 370 человек, а в конце этого же месяца их расстреляли в лесу, недалеко от лагеря, трупы сожгли. 25 сентября 1944 года из больницы Саласпилсского лагеря забрали всех больных и расстреляли в лесу. Администрация лагеря и охрана расстреливали заключенных и просто так, ради развлечения. Комендант лагеря Краузе, так и другие фашисты и их приспешники брали девушек к себе и их насиловали, а затем расстреливали. В центре лагеря помещалась виселица. По субботам на ней кого‑либо вешали в назидание другим».

В 200 метрах южнее старого гарнизонного кладбища, за железной дорогой, было организовано место уничтожения детских тел. Для этого специально отобранными для этой работы заключенными лагеря был выкопан небольшой прямоугольный котлован, на дне разместили бревна, на которые складывали детские тела, затем слой бревен, затем снова тела. Когда яма заполнялась, все обливали горючим и поджигали. Затем процедуру повторяли, пока яма не заполнится человеческим пеплом на метр и более.
Из документов следствия: «Обследовав территорию у лагеря Саласпилс в 2 500 кв. м и при раскопках только пятой части этой территории, комиссия обнаружила 632 детских трупа предположительно в возрасте от 5 до 9 лет, трупы располагались слоями. В 150 метрах от этого захоронения по направлению к железной дороге комиссия обнаружила, что на площади в 25х27 м грунт пропитан маслянистым веществом и перемешан с пеплом, содержащим остатки не сгоревших человеческих костей детей 5‑9 лет — зубы, суставные головки бедерных и плечевых костей, ребер и др.».
В бараке № 12 была организована т. н. «детская больница».
Свидетели показали: «В концлагере в августе 1944 года было около 400 детей. Из Берлина поступил приказ о поголовном уничтожении этих детей… К лагерю подъехал грузовик СС, в котором уже находилось около 40 детей, собранных по другим лагерям. Их охраняли 10 эсэсовцев, вооруженных автоматами».
Согласно акту Чрезвычайной республиканской комиссии 1944 года, в лагере погибло 7 000 детей, из них около 3 тысяч в возрасте до 5 лет. Суточная жатва детского конвейера смерти считалась следующим образом: если за период в 366 суток, с 18 мая 1942 года по 19 мая 1943 года, в лагере погибли около 7 тысяч детей, то в среднем за сутки умерщвлялось 20 малышей (свидетели приводят цифры в 150‑250 детей).

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *